view-count-icon
Настоящее приключение: впечатления о переходе Fischer TransAlp первой в истории российской участницы

Знакомьтесь: Анастасия Михина, российская спортсменка, соревнующаяся в приключенческих гонках OCR и по совместительству первооткрывательница альпийских затяжных скитуров для российских любителей лыж. Специально для Fischer Россия Анастасия поделилась самыми яркими моментами перехода через Альпы. Как пережить сход лавины, можно ли есть в горах мясо, как справиться с языковым барьером и откуда берется страсть к скитуру – ответы на эти и многие другие вопросы читайте в этом интервью.

ДЕВЧОНКУ В ГОРЫ ТЯНИ, РИСКНИ

Настя, что тебя сподвигло подать заявку на участие в Трансальп? Откуда узнала о конкурсе, как оценивала свои шансы на успех? Какие эмоции испытала, когда узнала, что выбрали именно тебя?

Я занимаюсь гонками с препятствиями и у меня есть тренер по бегу – Антон Суздалев. Он - лыжник и достаточно часто мониторит лыжные сайты. И он также знает, насколько я люблю скитур, что мы всю зиму, все выходные, все отпуска стараемся проводить где-нибудь в горах: изучаем новые маршруты, собираем под это дело команду. И он говорит: «Смотри, есть вот такой проект от Fischer, попробуй». Я в ответ: «Ну как - попробуй? Кто меня туда возьмет вообще? В Европе это направление настолько популярно, настолько развито, а кому вообще будут интересны люди из России»? Антон сказал: «Ты сначала попробуй, а там уж разберешься».

В общем, два дня я составляла письмо. Подбирала разные фотки с восхождений. Описывала свой опыт. Спустя два дня отправила заявку. И очень ждала ответа, но не верила, что у меня получится попасть в эту команду, потому что всё выглядело как очень-очень крутое мероприятие и я понимала, что в России, конечно, это направление не так развито.

Через полгода я возвращаюсь из Индии, открываю Инстаграм и понимаю, что мне сообщение пришло неделю назад, я его не видела. И там написано: «Мы готовы взять вас в команду, напишите нам письмо на такую-то почту». Я начинаю судорожно писать письмо на эту почту, а оно не уходит, не отправляется. Один, второй, третий раз. Тут я понимаю, что я настолько распереживалась по этому поводу, что пропустила букву в адресе. Собралась, сосредоточилась, письмо отправила и вот когда мне пришел ответ «Да, всё в силе, напишите Ваши размеры, Ваши пожелания по вылету, и вообще всё-всё-всё» только тогда я почувствовала, что да - наверное, это происходит со мной, наверное, это правда. Но до последнего казалось, что вдруг – что-нибудь случится и вдруг что-нибудь не получится, поэтому я хоть и старалась настраиваться на лучшее, но до последнего боялась, что это происходит не со мной.

Тем более, что у меня были проблемы с получением снаряжения. Мне прислали список и я могла выбрать: лыжи Transalp или Hannibal, крепления – более легкие или более спусковые, ботинки, камус. Я всё выбрала и написала Элизабет Шталь, нашему куратору в Fischer, что было бы здорово, если бы всё пришло до 8 марта, потому что на мартовских праздниках у нас был интересный проект в Грузии. И я бы смогла там и пофоткаться в новом снаряжении и его проверить в боевых условиях. В Европе-то всё довольно просто, посылка идет один-два дня, а вот наша таможня не очень любит пропускать посылки с объявленной нулевой стоимостью, поэтому первый раз они завернули посылку. Оставалось уже буквально полторы недели до старта Трансальпа, а посылка вернулась обратно в Австрию. Они отправили всё уже повторно, но в российское представительство Fischer. Однако посылка опять застряла на границе, потому что таможне понадобилось выяснять дополнительные сведения. В общем, получаю я лыжи только за сутки до вылета в Европу, в конце марта. Однако в этот же день я попробовала лыжи у нас в Крылатском – хотя бы походить, посмотреть, как я себя чувствую в этом комплекте. Но это, конечно, был не тот тест, который можно сделать в горах и фотки получились не те, что можно сделать в горах. Но все равно я была очень рада, что всё дошло. И только после этого я поняла, что всё хорошо: комплект у меня, билеты есть, вроде бы ничего не должно помешать – я еду. Впрочем, как сказала Элизабет, мне бы выдали новый комплект на месте, если бы я так и не получила посылку.

ТАМОЖНЯ ДАЕТ ДОБРО

ЯЗЫК ДО АЛЬП ДОВЕДЕТ

Были ли какие-то барьеры – языковой, психологический, ощущалась ли разница в менталитете?

Главный барьер – это таможня. Но когда ты знаешь, чего от нее можно ожидать, то можно просто закладывать большее количество времени на это.

Вторым барьером – скорее больше психологическим – стало то, что я недостаточно хорошо знаю язык. Я понимала, что абсолютно вся коммуникация будет происходить на английском. Я часто со своей командой по гонкам с препятствиями езжу в другие страны, но у нас в команде есть ребята, которые хорошо владеют английским и, если у меня какие-то возникают проблемы, я всегда могу попросить их помощи. А здесь я поняла, что спросить ничего ни у кого не смогу, что люди говорят только по-английски или по-немецки, других вариантов нет. В общем, нашла курсы английского языка. В первую очередь, мне на этих курсах дали понять, что не стоит бояться, а нужно просто пробовать и говорить. И хоть я и 10 лет учила в школе английский плюс два года в институте - то есть знания были, но они покрылись пылью с тех пор и не слишком часто использовались. Так что я переживала, что я не смогу общаться, а общаться я люблю и вообще мне хочется разговаривать на разные темы. Не только там про горы и снег, а еще интересно и про культуру, и обычаи, и особенности, какие-то личные моменты... Мне просто нравится общаться с людьми. И я думала: «Господи, как же буду это делать-то?» Прошло пять занятий с преподавателем, и даже эти пять занятий дали результат – когда начинаешь потихонечку вспоминать, в голове появляются мыслеформы на английском языке и ты уже можешь хотя бы как-то изъясняться с людьми.

Когда я только приехала, нас было сначала трое: парень из Франции, второй из США и я – мы приехали на день раньше и пошли в кафе ужинать. Я переживала, что мой английский какой-то не такой, но парень из Штатов сказал: «Don’t worry. Я тебя очень хорошо понимаю, всё отлично, у тебя хороший английский». И у меня как камень с души упал, я поняла, что хотя бы с кем-то я смогу общаться, уже круто. Конечно, английский, который я слышала в Германии – с периодической вставкой немецких слов, а также французский английский - мне сначала не поддавался, но потихонечку даже в эти особенности речи я вникла. Конечно, это очень интересно, когда встречаются люди из разных стран, которые говорят на разных языках, по-разному думают, по-разному делают что-то. Это был очень интересный опыт.

Были ли какие-то моменты, когда это мешало – может быть, какое-то непонимание или неловкие моменты?

Всё всегда было на позитивной ноте. Первый момент: конечно, я рассчитывала, что в горах холодно и хоть я и не думала, что альпийские хаты такие как наши сибирские приюты, но я подозревала, что это будет что-то похожее. И когда нам написали: возьмите спальные мешки, то я взяла настоящий спальный мешок – на 0 градусов, вполне себе комфортный, чтобы можно было спать в плохо отапливаемой хате. Потому что в Сибири мы спим так: ты с вечера затопил печку, к четырем утра она остыла, нужно встать, подкинуть дров, чтобы спать дальше в комфорте. А альпийские хаты оказались просто-напросто пятизвездочными отелями по нашим меркам. И я там была белой вороной с тяжелым спальным мешком и с большим количеством теплой одежды на всякий случай. Это больше даже привычка и дань безопасности. Все всё понимали, но немного посмеивались над моим тяжелым рюкзаком. Потому что в Альпах была жара: в первый день, в первый переход было безумно жарко. Мы шли без курток, в одних термухах, и все равно было невыносимо жарко. В таких «тепличных» условиях я может быть только один раз была в скитуре за всю свою жизнь.

СИБИРЯК – ТОТ, КТО ТЕПЛО ОДЕВАЕТСЯ

МЯСО, СКОРО БУДЕТ МЯСО!

Второй момент: когда мы остались в горной хижине, это вторая ночевка, у нас было пять блюд на ужин, но все эти пять блюд были из разных овощей: какой-то сельдерей, какая-то зелень лежит, там помидорки-огурчики, всё из овощей. И я никак не могла понять: как можно в горах есть одни овощи. Во-первых, как они их туда затащили? Во-вторых, зачем? И в-третьих, почему овощи, ведь в России в горах очень популярны блюда с мясом. У нас фактически все блюда идут с мясом, жирные такие, наваристые. А здесь все такое как для дюймовочек, из овощей. Конечно, я там первое время называла это травой, удивлялась почему мы едим одну траву и овощи. Для них мое недоумение тоже было крайне забавно, потому что у них уже культ здорового питания, политика оздоровления нации итп. Мне говорят: как так, мы тут все специально стремимся к сокращению потребления мяса, заботимся о здоровье, а ты тут со своим мясом, каждый день его требуешь! Для меня это было немного странно. Но на второй или на третий день я просто влюбилась в эти салаты, потому что они вкусные, они свежие, с запахом овощей, совсем не то, что у нас ты покупаешь зимой. И я прониклась этой идеей с салатами, она мне очень понравилась, было действительно вкусно.

Знала ли ты, что ты стала первой в истории участницей Fischer Transalp из России?

Я не знала, что я первая участница из России, но предполагала, что такое может быть. Потому что когда я только начинала заниматься скитуром, в России многим это казалось чем-то из ряда вон выходящим. И можно было по пальцам пересчитать тех людей, кто это делает. Да и сейчас немного людей занимаются этим видом активности.

Можно сказать, что ты второй русский человек после Суворова, совершивший переход через Альпы?

Хахаха, не настолько, конечно же… Просто думаю, что когда тебя кормят пять раз за ужин и в горной хижине есть джакузи и сауна, это не настолько сложно и критично, как было во времена Суворова. Я знала, что примерно этим маршрутом, ну, не прямо этим, но в том же направлении - из Италии через Швейцарию в Австрию, - шел Суворов, но прямой стойкой ассоциации у меня не было. Разве что в тот один день, когда нас заметало пургой на вершине… Но это только один день.

ВТОРАЯ ПОСЛЕ СУВОРОВА

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Каков был твой опыт в скитуре перед Трансальпом? В каких местах бывала? На что делала упор – сумасшедшие спуски, головокружительные виды, тяжелые переходы?

Первый раз… это было прямо в Новый 2015-й год. Меня друзья затащили на карвинговых лыжах во фрирайд. Сказали, что это классно, надо научиться. Я там в Красной Поляне страдала, пыхтела, падала… Теряла лыжи, они даже так там в итоге и остались, в кулуаре. В общем, после этого купила новые лыжи пошире и поняла, что мне это нравится, но не мешало бы еще и разобраться в этом процессе. И я тогда пошла учиться к Сергею Веденину, у него был курс «Спасение в горах». Он десять лет работал в спасотряде, он очень много знает о лавинах, о людях, которые попали в лавину. И я считаю, что этому должен учиться каждый фрирайдер, чтобы понимать - что и как происходит в горах. И вот, в программе курса там была парочка скитурных дней, я там шла на снегоступах в горнолыжных ботинках, и там были длинные траверсы. Часть народа была на скитурных лыжах, а я на снегоступах. И хоть по скорости я им и не проигрывала, но явно тратила заметно больше сил. И тогда я подумала: «Как же это круто! Ты можешь подняться практически на любую вершину на лыжах, и при этом спуститься быстро и весело».

Если говорить о классическом альпинизме, то там ты, к примеру, пять часов поднимаешься и два-три часа спускаешься. А здесь ты, допустим, семь часов поднимаешься, а спускаешься всего 40 минут. Это же офигенно! Ты получаешь удовольствие не только от подъема, но еще и от спуска. И тогда я потихонечку увлеклась. В следующем году мы ходили в скитур в Грузии, еще на тяжелом оборудовании. И в 2016 году я поехала в бэккантри-лагерь, то есть это проживание на высоте 2700 в палатках, в апреле, на снегу. Каждый день у нас был новый маршрут интересный, новая вершина. И как раз тогда уже пришло осознанное понимание того, что я хочу заниматься именно этим.

Так что в 2015 году меня это впечатлило, а в 16-м я поняла, что это моё.

Что больше всего нравится в ски-туре?

Мне нравится в целом процесс. Ты еще сидишь дома, но уже планируешь маршрут: думаешь, чтобы поехать в какую-нибудь страну, прикидываешь - куда там можно пойти. Конечно, есть места, где можно очень круто катать фрирайд при помощи подъемников и получать от этого кучу удовольствия. Но здесь больше такой экспедиционный стиль: ты планируешь, собираешь команду, своих друзей, с кем ты знаешь, что вот с этими людьми я готова пойти в горы.

Как в песне у Высоцкого – «друга в горы тяни, рискни»?

Да-да-да. Вы вместе просматриваете кадры, выбираете маршруты. Я в итоге получаю удовольствие от всего: и от подъема, и от спуска. Бывает, что попадается очень красивый видовой подъем. Очень крутое ощущение того, что ты работаешь в команде. Ощущение того, что рядом с тобой твои товарищи. Даже какие-то привалы на отдых. Да, наверное, можно назвать это походной романтикой. Но, конечно, важен и красивый спуск. То есть когда ты можешь вложить всю энергию в этот спуск, это очень круто. Я не могу выделить какую-то отдельную часть. Мне нравится абсолютно всё в этом процессе.

ПОХОДНАЯ РОМАНТИКА

FISCHER TRANSALP-2019

Какие были ожидания от Fischer TransAlp? Нервничала ли? Чего опасалась больше всего?

Я думала, что каждый день будет очень сложно. Я смотрела карту и получалось, что каждый день надо будет проходить 25-30 километров. Также я ожидала, что мы будем жить в более суровых условиях. Пожалуй, я думала, что будут более крутые спуски – в плане уклона и в плане какого-то безумия, потому что Альпы очень скалистые и там при желании можно найти очень-очень драйвовые спуски. Я предполагала также, что будет чуть больше альпинизма, чтобы прямо с лазаньем, с веревками. Думала, что будет хотя бы один день, как говорится, с жестью, где придется поработать.

Меня действительно удивило то, насколько все очень удобно сделано в Альпах. Для людей, как говорится. Можно жить в комфортном доме, где у тебя в доступе полно маршрутов в округе – и красивых, и при желании экстремальных. Этот комфорт меня удивил.

Что из опасений и ожиданий подтвердилось, а что оказалось на поверку совсем иным, нежели представлялось до путешествия?

В целом, я так себе Fischer TransAlp представляла. Ну, разве что я думала, что будет чуть поменьше кросс-кантри. Потому что мы даже шутили, что у нас скоро будет сборная команда Трансальпа по беговым лыжам, потому что периодически у нас бывали длинные перегоны по долинам рек, по семь и больше километров. Иногда это были очень длинные траверсы, когда ты не можешь ехать и вынужден там «шкрябаться» по стенкам. Не предполагала, что будет так, думала, что в основном это будет вверх-вниз, вверх-вниз.

Самый яркий момент тура? Какое место на маршруте поразило и запомнилось больше всего? Куда хотелось бы вернуться?

Ярких моментов было несколько. Первый момент. Третийй день нашего похода. Начала портиться погода. И мы из горного приюта спустились вниз в долину. Дальше особо вариантов не было, дует метель, но пойти куда-то надо… И мы пошли по части горнолыжного курорта вверх в эту самую метель. То есть в принципе не видно ничего, ни зги – мгла, молоко. Если бы не проект, то, думаю, большинство из участников не пошли бы в такую погоду даже просто на улицу. Но вверх в таких условиях идется еще нормально, по крайней мере, до определенного момента, когда ветер становится чересчур сильным и холодным. А вот вниз едется сложно – потому что организм теряет ориентацию в пространстве. Ты не понимаешь: ты едешь или стоишь или идешь. То ли контруклон, то ли ты всё еще едешь вниз. Абсолютное молоко, в котором ничего не видно. Так было половину спуска, а потом немножко прояснилось, и стало круто! Потому что это был свежевыпавший снег, потому что там были только свои, и мы прямо от души все покатались. Но на вершине, когда ты стоишь обдуваемый всеми ветрами, а камус летает и ты не можешь его сложить по пять минут напрочь замезшими руками, впечатления не самые радужные.

ДЛЯ ТРАНСАЛЬПА НЕТ ПЛОХОЙ ПОГОДЫ

ЛАВИНА

Второй момент: после бурных снегопадов в четвертый день лавинная опасность была очень высокая, однако мы все равно пошли на вершину. И это был очень крутой день, солнечный. Было сделано большое количество фотографий: сплошные улыбки, все в хорошем расположении духа. В предвкушении крутого снега и классных спусков. В общем, мы поднялись на вершину, пофоткались. Дальше, наверное, мы потеряли бдительность, хотя в принципе ситуация читалась и ее можно было предугадать, она была довольно очевидная. Организаторы и два фотографа поехали вниз, для того, чтобы оттуда снять как мы будем круто и красиво расписывать склон. Гид так и сказал: я поеду первым, а вы линия за линией расписывайте склон. Мы говорим «окей». Гид уезжает, за ним второй, а следом едет мальчишка из Германии, а за ним я. С зазором, метров 400. То есть только он из зоны видимости ушел, я поехала за ним. Еду и думаю: «Странная какая-то линия. Камни и вообще какая-то некомфортная. Но останавливаться не хочется – там же сейчас снимать будут, надо же красиво ехать. Но в какой-то момент, буквально за 30 сантиметров, понимаю, что вижу линию отрыва и вижу, что весь склон ушел. Резко останавливаюсь и понимаю, что там внизу люди: часть из них стоит и что-то делает, но кто-то точно «разобрался», потому что какие-то палки-лыжи торчат из снега. Я сразу поднимаю «крест» из палок, кричу, чтобы все остановились. Ребята, которые были за мной – притормозили, и в этот же момент один из , который уже учится на гида и который в тот день пошел с нами, понесся вниз на прямых лыжах в этот лавинный вынос. Я принимаю решение ехать за ним, потому что лавина уже все равно сошла.

Мы спустились, Фудзи уже к тому моменту нашел где лицо засыпанного лыжника. Мы начали откапывать лицо, дальше быстро достали лопаты и начали откапывать его целиком. На всё про всё ушло, может быть, две минуты. Сам пострадавший говорит, что он начал спуск и понял, что склон схлопнулся где-то в двух-трех метрах над ним. Появилась нестабильность снега, он пытался ехать, но это было практически невозможно. В какой-то момент сбило с ног, начало крутить. Но, говорит, понимаю, что я всё еще наверху и всё в принципе неплохо. Всё останавливается, замолкает – и тут сверху прилетает большой комок и заваливает. Видимо, это и были те три метра снега, которые были над ним. И он говорит: «Чувствую, что не могу пошевелиться. Начинаю судорожно дышать, а потом через двадцать секунд слышу голос Фудзи. Потом тишина. Я хотел закричать, но снег попал в рот и я начал задыхаться. Потом слышу, что приехала Настя, стала доставать лопату. И только когда уже смахнули снег с лица, стало не так страшно.»

Мы его откопали, у него пострадала только лыжа. И фотограф, и оператор, которые были внизу тоже остались без рюкзака, палок, чего-то еще. Благо ребята были на лыжах и увидев, что лавина пошла, они успели немножко отъехать и им присыпало только ноги. Потому что если бы они не успели этого сделать, то над ними был бы гораздо более толстый слой снега, чем над тем, кто инициировал эту лавину.

Это на самом деле самый эмоционально острый момент. И нельзя сказать, что он негативный. Он больше позитивный – потому что всё хорошо закончилось. И это очень полезный опыт на будущее для тех, кто участвовал и для тех, кто организовывал. Потом у нас была примерно двухчасовая беседа, каждый высказывался по этому поводу, свои мысли, наблюдения, решения. Мы пытались прийти к какому-то общему консенсусу.

ГОРНЫЕ ДРУЗЬЯ – ДРУЗЬЯ НАВЕК

Какое впечатление произвела встреча со знаменитой австрийской альпинисткой Герлинде Кальтенбруннер, единственной женщиной во всем мире, покорившей без кислорода все 14 восьмитысячников планеты? Не появилось ли желание тоже забраться на восьмитысячники?

Герлинда к нас присоединилась в третий день. Все оставшиеся три дня она провела с нами, в том числе и в день лавины. В какой-то момент мы оказались с ней рядом, разговорились. Она очень открытая и очень позитивная женщина. Мне было интересно узнать многие вещи, особенно о высотном альпинизме. Я, конечно, не ставлю себе задачу покорить все 14 восьмитысячников, но может быть я куда-то высоко все-таки соберусь. И мне даже больше интересно узнать, как человек к этому пришел. Почему он решил, что вот именно это ему нравится, какая у него была жизнь до, и так далее. Она знает многих российских высотных альпинистов, рассказывала про свою команду, про восхождение на К2 – там бесконечное количество попыток восхождения было. И Герлинда с удовольствием на все эти вопросы отвечала и, в свою очередь, задавала и мне много вопросов – по поводу моего вида спорта, про скитур, про личностное развитие…

Как строилось общение с «коллегами»? Удалось ли с кем-то подружиться? Объединяет ли совместная каталка случайно собранных по всему свету людей? Общаешься ли с ними теперь?

На самом деле да. Мы там теперь тоже шутим, что мой самый лучший друг – это парень из Штатов, Мэттью. Потому что он первый понял мой английский)))) Носителю языка, конечно, проще понять того, кто недостаточно хорошо говорит, чем тому, кто и сам с трудом пользуется языком. И вот мы шутили, что он мой лучший друг, потому что понимает меня как никто другой.

У нас получился очень дружной коллектив. Я хорошо сдружилась с девчонками, с которыми мы жили большую часть времени вместе. Эти вечера, особенно когда была плохая погода и мы выходили рано, для того, чтобы успеть до непогоды вернуться. Весь оставшийся день мы проводили или в ресторане, или в столовой, а в один день мы просто с 12 часов дня до 10 часов вечера болтали весь день на разные темы. Это и горы, и лавины, и походы, и восхождения, и личные вещи. И кто где был, и кто на что учился. И про семью, и про обучение, и про еду – кто что любит. Абсолютно обо всем, потому что у тебя полно времени для того, чтобы пообщаться с людьми на разные темы. Ничто в этом не ограничивает, и это, наверное, самые душевные моменты, когда люди раскрываются, что-то рассказывают о себе. Было очень интересно.

У нас сформировалась мини-группа – как мы втроем приехали раньше всех, как мы сели вместе в машину, так мы и ездили все время вместе. И кто в эту машину потом подсел, с теми мы и ездили всю неделю. Получается, что у нас постоянные диалоги были. Даже в машине можно было параллельно услышать два-три диалога. Все очень общительные ребята. Наверное, таких специально и собирали.

Единственное, поначалу была видна дистанция. Мне кажется, у меня не очень большая дистанция личная. У европейцев она побольше, у парня из Штатов очень большая личная дистанция, и у него в первые моменты был шок. Когда мы там поднялись на первую вершину и начали обниматься, а по нему прямо видно было, что он, конечно, рад, всё здорово, но вот обниматься в первый день не очень-то готов. Он, конечно, это делал, но видно было, что для него это дискомфорт. Немного другой менталитет, немного другое личное расстояние, но после второго дня это было уже незаметно. Все объединились. У меня даже есть фотографии, которые я хочу выложить вместе: в первый день все поставили лыжи в круг, но там достаточно большое расстояние между каждым, и фотография, сделанная в последний день, где все просто этими лыжами наступают друг другу на мыски. Мне кажется, это показательный момент, говорящий многое об этой неделе.

ИНВЕНТАРЬ

Каким инвентарем и экипировкой ты пользовалась во время Трансальпа? Как они себя проявили? Было ли что-то, что стало для тебя открытием или чем ты пользовалась впервые? Что из инвентаря является стопроцентной необходимостью в таких переходах?

Инвентарь я получила в пятницу, за сутки до отъезда, но на следующий день у меня были еще соревнования по ски-альпинизму в Москве, в Крылатском. Я подумала: отличный повод перед соревнованиями попробовать вообще подняться, спуститься на этих лыжах-ботинках, посмотреть как все это работает. И первое, что бросилось в глаза – это безумно легкое снаряжение. До этого у меня было несколько комплектов для ски-тура, но они все были больше ориентированы на спуск. То есть даже если это условно легкая лыжа, то она довольно широкая – у меня там была ширина 109 и 115. И когда я собиралась брать все это снаряжение в Fischer, я даже думала: мне, наверное, нужно будет договориться по поводу машины, потому что иначе всё будет очень трудно унести. Я представляла себе весь комплект, как нечто ооочень тяжелое. Но когда я взяла лыжный чехол и ботинки, я поняла, что это настолько легко и комфортно и что снаряжение подобрано именно под переход. Понятно, что это немножко разные вещи – чисто скитурное снаряжение или для скитура с акцентом на фрирайд. До этого у меня всегда снаряжение было серии скитур-фрирайд, а здесь я, наверное, впервые в жизни прочувствовала преимущество чисто скитурного снаряжения, когда ты идешь и у тебя не устают ноги, потому что нет какого-то дополнительного веса на них. Лыжи я выбрала Hannibal. Талия 96 - это некий компромисс между быстрым, можно сказать, скоростным восхождением наверх и спуском. Именно с этой лыжей спуск получается не чисто номинальным, как любят делать европейцы – куда-то по-быстренькому забежать на узких лыжиках, а потом как попало спуститься. Нет, здесь ты получаешь удовольствие и от подъема, и от спуска. Потому что если не говорить о каком-то сумасшедшем пухляке, то в остальных случаях эти лыжи очень хорошо всплывают, очень хорошо ведут себя. Кстати, достаточно стабильные, несмотря на то, что это мягкая лыжа. И даже они – для меня, по моим ощущениям – неплохо себя ведут, когда кондиции снега резко меняются. То есть, например, из пухлого снега в корку, из корки – в пухлый снег. Единственное, в тяжелом мокром снегу у нас у всех были некоторые проблемы. Во всех остальных условиях – снегопад, прожаренная солнцем корка, фирн и другие кондиции – лыжа ведет себя очень хорошо, стабильно.

Кстати, хочу сказать, что для этого перехода идеально подойдут рекомендованные лыжи - TRANSALP 90 CARBON и крепления TOUR SPEED LITE 2.0. Сложных спусков в программе не было, а для подъема вес оборудования имеет значение. Единственное, облегченные крепления не так удобно регулировать по высоте в процессе ходьбы, приходится останавливаться. Но люди с большим опытом скитура практически не меняют угол т.к. подвижное голенище ботинка позволяет идти по любому рельефу

Я же выбрала крепления TOUR CLASSIC ST BRAKE, они были достаточно легкие. Они весят всего 475 граммов, насколько я помню. При этом мне было комфортно переключаться. Головка пиновая, а пятка фиксируется двумя штырями. У всех моих креплений прежде пятка была больше спусковой, которая просто зажимает ботинок.

Это оказалось довольно удобно, у меня ни разу не возникло проблем с тем, чтобы что-то намерзло, например, в пинах или были бы какие-то проблемы непосредственно при фиксации пятки. Так что никаких проблем не было, и я абсолютно всем довольна. Удобно переключаться в процессе ходьбы, когда ты можешь палочкой поднять какую-то дополнительную секцию – тоже было очень комфортно. Так что о креплениях у меня тоже только самые положительные впечатления. Единственный момент – это опять же на основе предыдущего опыта – я все время забывала защелкнуть в процессе ходьбы этот мысок. Я его поднимала, думала, что уже все, можно идти, но на самом деле получалось, что периодически на каких-то ледовых траверсах я выскакивала из лыжи, потому что недостаточно зажимала этот мысок. Но это тоже просто дело практики – если ты уже знаешь об этом, то это просто-напросто всегда будет на контроле.

Ботинки у меня были My Traverse GR, женская модель. Ботинки оказались очень крутыми для подъема. Реально – вот мы если ходим в Сибири две недели, и потом, когда уезжаем, думаем: «Слава Богу, что все закончилось, а то нога уже не поднимается. Наконец-то отдыхать, домой», то здесь такого не было и близко. Безусловно, ты физически работаешь, у тебя напрягаются ноги, но ты не расходуешь лишнюю энергию на то, чтобы сопротивляться тяжелому ботинку. В этом плане – очень круто! Весом ботинок я осталась очень довольна. Второй момент – там есть боа и получается, что тебе практически не нужно фиксировать как-то ботинок для переключения из режима ходьбы в каталку. Чуть-чуть затягиваешь боа, чуть-чуть затягиваешь верхний ремень – и в принципе ты готов к спуску. Все это происходит очень быстро и комфортно.

По фиксатору жесткости сзади, переключателю из режима ходьбы в режим катания. В принципе, всё отлично, достаточно быстро переключаешься, даже можно это делать в варежках, их совершенно необязательно снимать, чтобы переключиться. Но у меня была одна проблема: когда мы поднимались в пургу, у меня там намерз снег – именно в месте стабилизации. И я сама никак не могла этот снег отковырять – ни палкой, ни пальцем, ни перчаткой. Мне в итоге помог один из организаторов Трансальпа, Мартин – он там что-то дунул-плюнул, но это тоже было не просто, ему пришлось сесть на колени, что-то там отковырять и только тогда мне стало комфортно. А так три спуска я спускалась с расстегнутым ботинком. Понятно, что спускаться и так, но это уже немного не то.

По камусу. Нам предложили на выбор один из двух камусов. Первый – Profoil, который пластиковый с сотами. Второй камус – обычная шкурка. Поначалу я попросила Профойл, если это возможно. Но потом я почитала отзывы, и поняла, что, наверное, профойл в длительном переходе – довольно рискованный выбор. Он же вакуумный и не всегда крепко держится. В итоге мне дали шкурку и я была этому рада, потому что со шкуркой привычно работать. За все время перехода с камусом было очень комфортно, снег не набивался. Он также хорошо выдерживал повторные наклейки, хвост не отваливался. И он намертво «держит» - с ним можно без проблем лезть в какой-нибудь крутяк. Плюс он тонкий и легкий, так что камусом я осталась очень довольна. Те камусы, что у меня были до этого, были все-таки тяжеловаты, а этот прямо очень легонький.

Также в переходе мы использовали одежду Loefler – это и термобелье, и штаны, и футболка, и кофта. Плюс легкая кофточка, и куртка с термобоа, и мембранные брюки и куртка с гортексом. Абсолютно всё зарекомендовало себя с самой лучшей стороны.

ПОХОДНАЯ РОМАНТИКА

Дашь какие-нибудь советы или поделишься лайфхаками с теми, кто еще пока не принимал участие в скитурах, но очень хочет попробовать?

Если чего-то очень хочется, то нужно делать. Потому что никогда не будет лучшего времени, чтобы начать, чем сейчас. А если есть желание, то всегда находятся и возможности – и купить оборудование, и поехать в горы. Пусть это будет и небольшое количество раз, но, например, после первого же раза вам никогда не захочется променять отпуск в горах на банальный пляжный отдых, например, в Турции. Так что проблема только в том, что будет трудно остановиться и вернуться к «нормальной» жизни, к простому отдыху. Мне кажется, надо пробовать, надо действовать, и всё получится.